Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Выносимые медведи-невыносимые чувства: О защитных механизмах психики

А я все думаю об этой новой моде выносить во двор старые игрушки и утварь и устраивать из них композиции в палисадниках.



Все пси-спецы знают, что дом - символ личности. Вынос игрушек - аналог защитной эвакуации чувств и частей личности, которые невозможно вынести. Такой вот каламбур: невозможно вынести - значит, надо вынести. Вынести невыносимое как можно дальше от себя, чтоб не видеть его и не чувствовать того, что с ним связано.

Какие чувства вызывают у вас потертые плюшевые медведи, сидящие под деревьями возле хущевок? Я сегодня в одном городке встретила двоих таких. Это душещипательно, скажу я вам.

Грусть. Воспоминание о детях, которые играли медведями когда-то, а теперь их нет рядом. Тоска о прошлом. А за невозможностью отделиться от детей всегда маячит не пережитая, законсервированная сепарация от родителей.

Кажется, именно эти чувства, связанные с разлукой, с неотвратимой потерей самых важных людей, удаляются из квартир с глаз долой, дабы вызывать трепетные чувства уже у прохожих. А это уже смахивает на проективную идентификацию - необходимость передать свои чувства кому-то другому, и таким образом не только избавиться от них, но и увидеть, как другой будет с ними справляться. Если другой справится - но только если он точно почувствовал, а не отгородился, если он действительно открылся для проникновения в себя, - появится надежда, что эти чувства все-таки выносимы, что непредставляемое реально и по плечу.

Превед, медвед, как говорится. Именно поэтому, я думаю, игрушки не выбрасываются, а пристраиваются на клумбах - в каком-то смысле это способ не прерывать связь с прошлым. Если бы выбросили - она бы прервалась, это было бы похоже на смерть.

А так, медведи - это переходные объекты, ищущие себе новых хозяев.

Папа - ок, мама - не ок

Позиция "Моя мама плохая, а папа хороший" - как правило, результат расщепления на Хорошую и Плохую маму, то есть, примитивного защитного механизма. Может показаться, что наличие папы в картине мира - результат триангуляции, то есть, довольно зрелой психики. Но в этом случае зачастую папа является лишь частью Двухголовой МамаПапы - слитного родительского объекта доэдипального периода. А вовсе не постэдипальный Третий, кардинально расширяющий картину мира ребенка, привносящий объем вместо плоскости и открывающий дорогу в социум.
А вот в популярной песенке советского периода "Папа может все, что угодно" описана здоровая невротическая постэдипальная позиция, признающая разницу между мамой и папой и принимающая ограничения: "Только мамой, только мамой не может быть".

Женщина в ПМС: трещина между мирами

Интересный пост в сообществе Гештальт онлайн.

Действительно, многие женщины списывают свои неприятные психологические состояния именно на ПМС. Но дело не только в гормонах. По моим наблюдениям, в этот период защитные механизмы психики ослабевают, становятся доступны чувства и ощущения, обычно скрытые, надежно отгороженные от сознания. Недаром в некоторых учениях эти состояния причисляют к "трещине между мирами". Так что ПМС можно считать тестом на бессознательные чувства.

Защиты: идентификация с агрессором

Продолжаю обещанную рубрику "Защиты", которая вызвала интерес у моих читателей.
Сегодня хочу познакомить вас с защитным механизмом "Идентификация с агрессором".

Идентификация с агрессором (identification with aggressor) – совладание путём идентификации с причиняющим боль или страдание объектом. Эта защита изменяет самоощущение по механизму отрицания собственной униженности и смещения (Цитируем по книге: Бермант-Полякова О.В. Посттравма: диагностика и терапия. – СПб: Речь, 2006. – 248 с. ).

Суть в том, что человек, подвергавшийся жестокому обращению, сам становится жестоким. Он применяет насилие к более слабому, чтобы почувствовать себя сильным. Возможно, одна из его бессознательных целей заключается в том, чтобы посмотреть, как другой справится с этой ситуацией, чтобы затем отождествиться с тем, кто смог выжить в роли жертвы и таким образом выжить самому.

Вот пример:
http://community.livejournal.com/ru_psiholog/2205868.html
В комментариях юноша пишет о человеке, который хотел убить своего жестокого отца - скорее всего, эти чувства близки и самому автору. Теперь он делает все, чтобы его братом овладели эти же желания и ждет, как тот справиться с чувствами.

Старые песни о главном: зависимость

Меня всегда удивляют психологические статьи, в которых расписываются виды зависимости, причем кажется, что важен именно этот перечень. На самом деле объяснить зависимость легче через его основной механизм. Есть зависимая личность - значит, она найдет, от чего ей зависеть, и не важно есть это "что-то" в перечнях или нет.
Зависимая - это такая личность, которая нуждается во внешнем объекте, чтобы справляться с жизнью. Справляться с жизнью - значит, справляться с внешней и внутренней реальностью: то есть, с житейскими задачами и со своими чувствами. Зависимость не дает человеку наслаждаться ни собой, ни миром - все кажется опасным, зыбким, пугающим, и само существование бедняги в его фантазии зависит от других (не важно, человек это или вещь, которую надо проглотить).
Часто можно встретить предположение, что любые отношения - это зависимость. Это не так. Зрелый человек общается с другими не от экзистенциальной нужды, а по своему желанию, по своему выбору. Зависимый человек считает, что все вокруг ему должны (как должна мама ребенку) и потому не знает благодарности. Зрелый благодарен жизни за все встречи и отношения.
Была такая песня в моей юности: "Без тебя, без твоей любви я, конечно, прожить сумею. Без тебя, без твоей любви лишь счастливым я стать не смогу" - довольно зрелый текст, в отличии от слов "Я без него жить не могу". Вот эта фраза - индикатор зависимости, - и опять же неважно, о человеке так говорят или о предмете.

Певчие ночи

Какими странными стали мои вечера. Когда дела переделаны, ЖЖ навещен, и сын заснул - я слушаю птичий концерт. Вместо судоку и книжки - щебетанье, свист, какое-то поквакивание и трели. Они поселились где-то прямо под окном и поют очень громко и протяжно, будто с опорой на диафрагму. Это так необычно - не читать и не думать, а просто слушать. Воспринимать жизнь ушами. Удивительно.