Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

(no subject)

Я психоаналитик. И это - мой профессиональный журнал. Моя картина мира, помимо психоанализа, включает многое из других направлений психологии, философии, духовных практик. Приглашаю всех, кому интересны глубины человеческой души и созидание своей жизни.

(no subject)

Недавно слушала эфир Владимира Яковлева ("Возраст счастья"). Он рассказывал, что после многолетних поисков себя понял, что истина проста и никуда за ней ездить не нужно. Можно учиться прямо в спальном районе или в своей деревне, и видеть учителей в каждом встречном.

Это распространенное заблуждение. Человек, прошедший серьезную проработку - будь то психоанализ или многолетнее ученичество в ашраме - обретает способность, о которой сказал Владимир. И думает, что это доступно всем.

На самом деле без этого "удаления в пещеры" он никогда не пришел бы такому состоянию. Он был разобран и собран заново, как музыкальный инструмент, и без этой пересборки никогда не зазвучал бы так чисто.

Таким образом он и говорит правду, и лжет своим слушателям одновременно. Благость действительно проста и разлита вокруг. Но чтобы соединиться с ней, нужно проделать серьезный путь.

Благодарю обоих своих психоаналитиков за свое нынешнее звучание. Готова помочь в перенастройке и вам.

Иго как внутренняя мафия

Еще одно словцо, которое, несомненно, просится в русский психоанализ в рамках проекта "Возвращение" - Иго. Наш ответ Эгу.

Иго, вероятно, - аналог стайнеровскому нарциссическому психическому убежищу в виде мафиозной организации. Иго, мать его, защищает и мучает одновременно.

Кто видел, как молодому Никулину в "Рублеве" горячий свинец в рот заливают, тот поймет мои чувства к Игу проклятущему.



Что такое ток?



Вчера у меня была дискуссия с коллегами про "изучение или познание психоанализа". Она напомнила мне одну встречу юности. Мы с другом пили пиво в кафе, к нам подсела женщина в возрасте. Со слезами на глазах она жаловалась, что всю жизнь работает инженером-электриком, но представления не имеет, что такое ток.

Меня тогда поразило, что для нее это не интеллектуальный, а эмоциональный, корневой вопрос, из самой ее сердцевины. Было видно, что она страдает от того, что не может вступить в настоящую связь с электричеством, познать его. При этом с изучением, образованием и эрудицией у нее было все в порядке.

Так что не надо путать изучение и познание - психоанализа, в том числе. Это просто разные типы связи. Изучение изолировано и отстранено от сердца, познание - в библейски-сексуальном смысле и в бионовском, как обучение на опыте - всегда является вопросом самого непосредственного переживания, буквально жизни и смерти.

Я полагаю, что изучение носит идеалистически-юношеский характер, изучающий надеется когда-нибудь узнать о предмете все или, по крайней мере, столько, чтобы заслужить признание авторитетов и получить право на настоящую жизнь. Взрослый же - тот, кто признал, что никогда не узнает всего, остановился в изучении и приступил к познанию, наслаждается незнанием и неопределенностью, со всеми их тревогами и страхами. Он больше не смотрит в рот авторитетам, он поклонился им с благодарностью и пошел дальше.

Сегодня Бог послал мне другого инженера-электрика. Я спросила его, как он представляет себе электричество. Он сказал, что это график: если ток постоянный - это сплошная полоса, если переменный - это змейка амплитуд. Все, как в кино, показывающем смерть как превращение волн в прямую на больничных приборах. Познавать - значит, жить. Изучать - защищаться от жизни.

Странно, - ответила ему я, - а я думала, ток - это огненная река.

Чистопитание и психоанализ

Натуропаты и психоаналитики схожи своим сомнением в традиционной (инструментальной) медицине. И все-таки кажется, что между натуропатами и психоаналитиками есть противоречия: первые настаивают, что от всех болезней вылечит правильное питание, вторые говорят о психосоматике и видят основную помощь в прохождении психоаналитической психотерапии.

На самом деле никакого противоречия нет: правильное питание действительно лечит, а психоаналитики в силах ответить на вопрос, почему некоторые люди не могут его соблюдать и помочь человеку прийти в то состояние, когда подходящий стиль питания станет возможным. К тому же натуропаты говорят о духовном развитии, обязательно сопутствующем чистому питанию*, а психосексуальное развитие и делает возможным духовное развитие, в каком-то смысле это даже одно и то же - духовные сферы становятся доступными к восприятию только на зрелых стадиях развития психики.

Все буддийские истины, ведические знания, христианские нормы становятся сами собой понятными при достижения определенного баланса в структуре психики, в том числе и религиозные рекомендации по питанию, включая посты. Мои эксперименты с питанием показывают одно - чистое питание действительно даёт серьезный эффект: лёгкость тела, ясность сознания, масса дополнительной энергии. Красота тела при этом – лишь дополнительный эффект, он не стоит в центре внимания, что немаловажно.

Но есть некоторые «но», которые делают чистое питание недостижимым до определенной поры. Прежде всего, каждый этап перехода на более чистое питание знаменуется новой степенью чувствительности. Сырой пищи, например, в основном, достаточно для жизни - но чувствительность при сыроедении так высока, что становится крайне сложно жить в привычных городских условиях. Торговые центры с их мешаниной запахов и звуков становятся адом при полноценной работе органов восприятия. Вот в чем проблема: переход на новый вид питания так или иначе требует существенного изменения образа жизни. Сначала становится ненужной бытовая химия – ведь фейри в Виллобаджо используют для отмывания сковородок после жарки мяса, затем хочется большего отдаления от шума, и так далее, по нарастающей. А это означает - сепарация, отделение от наследственного стиля питания и родительского образа жизни. Потому проблемы ожирения и проблемы пищевого поведения в целом - это проблемы сепарации, то есть, свободы в построении своей жизни. Грубо говоря, все знают, что нужно делать, чтобы быть стройным и здоровым - но не все могут делать это в силу незрелости психики и недостаточной сепарации. Так как весь рост психики – это и есть этапы все большей и большей сепарации, ведущей к свободе. Таким образом, питание - это способ регулировать свою чувствительность, то есть, оно несёт защитную функцию. Обычному городскому жителю при этом для понижения чувствительности недостаточно даже есть мясо, жареное, мучное, наращивать защитный слой жира вокруг тела, он вынужден ещё пить и курить, чтоб погрузиться в полную бесчувственность.

Второй фактор: восприятие системы питания как насилия ведет к срывам и разочарованиям в новом образе жизни. При жестком Сверх-Я (жестоком внутреннем Отце) рекомендации кажутся догмами, навязанными и диктаторскими. Для зависимых личностей, например, характерно начать новый стиль питания из раболепной, подчиненной части, а потом осознать свою ненависть к его тирании и в какой-то момент обесценить. Такие люди часто начинают чистопитание с идеалистическим настроем, придерживаются рекомендаций исключительно строго, чем, в итоге, и доводят себя до срыва, после чего чувствуют преследующее чувство вины, от которого защищаются обесцениванием – ну, например, снимают и размещают в Ютьюбе ролики, разоблачающие чистопитание. Зрелая личность подходит к изменению стиля питания осознанно, обычно установка такого человека более мягкая – если понравится, буду придерживаться, пойму, что мне нужно что-то другое – легко позволю себе это. Он питается чисто, потому что хочет этого, а не потому, что должен. Чтобы получить, надо отпустить. Чтобы оставаться, надо знать, что можешь уйти.

Еще один фактор: часто человек не знает, что делать с новым количеством энергии и высвободившимся временем (из-за того, что при таком образе жизни меньше времени уходит на отдых и сон, а дела делаются быстро и дисциплинированно). Это реальная проблема, на которую часто жалуются. Так бывает, когда перекрыты творческие способности, есть сильная зависимость от родительских объектов внутри психики, сильный страх нарушить наследственную традицию. 

Таким образом, становится понятно, почему мы не можем задействовать те самые скрытые возможности мозга, о которых так часто говорят. Как  психоаналитик, я, конечно, предпочитаю говорить не о мозге, подобно Татьяне Черниговской, а о возможностях, скрытых в бессознательном. Для того, чтобы их использовать, нужна  высокая чувствительность, свобода личности, способность к творчеству – все то, что можно развить в психоаналитической психотерапии у хорошего психоаналитика. Это стержень, на который наслаивается все остальное. По своей практике я могу наблюдать, как меняется образ жизни тех, с кем я работаю, и это радует.

* Чистое питание надо понимать в том же смысле, в котором говорят, что свинья – грязное животное, а корова – чистое. Основания в том, что свинья неразборчива и есть все подряд, в то время как корова питается исключительно травой, имея в то же время большую массу тела и производя при этом белковый продукт в виде молока.

Мягкое в твердом

Приходя в терапию, многие желают обрести в аналитике мягкую, добрую, понимающую маму. Но мягкой и доброй мама может быть только в руках строгого надежного папы. В психоаналитическом кабинете отец представлен сеттингом. Как устрица может быть хрупкой и нежной только в твердой раковине, так и в кабинете тонкость и мягкость возможны только в строгом сеттинге. Хрупкость и мягкость же необходимы как лучшие структурные состояния для диффузии, то есть, взаимопроникновения психик анализанда и аналитка.

Боль и страдание - две большие разницы

Один психоаналитик часто делал своему клиенту один и тот же комментарий. Когда клиент описывал свое защитное поведение, психоаналитик говорил: «Вы просто боитесь боли». Впоследствии клиент рассказывал, что эти простые слова, многократно сказанные с теплой интонацией, в которой мужчина чувствовал принятие и понимание, оказались для него очень важными. «Постепенно, - говорит он, - я стал разделять страдание и боль. Я понял, что это не одно и то же. На поздних сроках терапии я стал чаще делать выбор в пользу риска боли,  боль перестала меня так пугать, и именно тогда страдание в моей жизни отступило».

Посмотрим на слова, схожие со словом «страдание»: страда, страдомая (пахотная) земля, страдание (особый вид любовной частушки). Заметим, речь идет о чем-то пассивном: земля – пассивный объект совершаемых над ней действий. В праславняском языке, по Фасмеру, слово «страдать» употребляется в смысле «добиваться, радеть», вкупе с объектом, за которй страдают: «страдать за мир». То есть, изначальный смысл слова «страдание» схож со словом «жертва» - жертвовать на что-то или за что-то, претерпевать. Особенно показателен, конечно, термин «страдательный залог»:  форма залога, показывающая, что лицо или предмет, выступающие в предложении в роли подлежащего, не производят действия (не являются его субъектом), а испытывают на себе чье-либо действие (являются его объектом).

Становится понятно, что страдание возможно только тогда, когда человек чувствует себя жертвой совершаемого над ним насилия – со стороны других людей, чувств, обстоятельств жизни. Боль же – совсем иное, она может быть результатом собственного выбора. Фильм «Молчание» начинается со сцены пытки: японцы обливают распятых христианских миссионеров кипятком из горячего источника. Эта сцена правдива: известно, что христианские подвижники часто сами шли на такие испытания и считали честью выдержать их.

Одна женщина так рассказывает о своем опыте родов: «Я лежала в родильном зале, терпела схватки и молчала. Вокруг все кричали, некоторые матерились. Я не понимала, зачем кричать, хотя мне было очень больно. Я знала, что очень хочу этого ребенка и что я сама выбрала родить его, так какой толк в криках, на что и кому мне ими жаловаться?».

Вот и выходит, что добровольный выбор идти в сторону риска и возможной боли избавляет от страдания. «Меня так часто бросали, - рассказывает одна клиентка психоаналитика, - что я стала избегать отношений. В моей личной жизни наступил период застоя. Но в какой-то момент я поняла, что избегая боли, я избегаю самой жизни. Я решилась идти в отношения, даже если они грозят мне болью. Жизнь стала насыщенной и интересной. Некоторые связи по-прежнему заканчивались быстро, но я научилась отпускать и переживать боль расставания и отвержения легче. И именно тогда я стала способной к более постоянным и близким отношениям. Я поняла, что до этого я сама провоцировала разрывы отношений, потому что боялась привязаться и испытать, если отношения разрушатся, такую громадную боль, которая просто разрушит меня».

Вот и выходит, что боль избавляет от страданий.

Тут читатели могут спросить: а не были ли те христиане мазохистами? Не является ли мазохистическим то поведение, которое выбрали для себя описанные здесь люди? Отвечаю: нет. Мазохизм происходит как раз от страха боли. Мазохисты наносят себе боль только потому, что желают избавиться, наконец, от страха боли, и делают это компульсивно, вынужденно, то есть, страдают. В жизни же тех, кто не желает боли, но готов к ней количество боли парадоксальным образом уменьшается.

Смотреть в себя

Хороший психоаналитик всегда работает только с собой - со своим сопротивлением и со своим переносом (контрпереносом). Усилия, направленные на понимание себя, своих чувств и своих сопротивлений (конртпереноса), ведут к изменению реакций на пациента, а значит, отношений с пациентом, и в итоге, самого пациента. Так и хороший родитель работает над собой - известно, что дети становятся не такими, какими им говорят быть, а такими, как их родители.

Плохой психоаналитик работает над пациентом. Плохой родитель "воспитывает", то есть, переделывает ребенка, надеясь остаться в своем убежище, не тронутым ветром перемен.

Вообще, главное а нашей работе, на мой взгляд - работа с контрпереносом, честность в признании своих чувств к пациенту, какими бы они ни были, своего участия в происходящем, своей доли ответственности за трудности. Это чудесный инструмент, освоив который, перестаешь так сильно нуждаться в объективных показателях. Чувствительный психоаналитик, хорошо понимающий себя, умеющий видеть свои проекции, может знать, что происходит с пациентом, даже если тот скрывает свои реакции. Потому что об этом психоаналитику говорят его чувства.