Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

О сексуальности и смерти

(Внимание! Если вы очень боитесь смерти и не готовы о ней говорить - лучше не читайте этот текст, пропустите).

Смерть - одна из самых сексуальных вещей в жизни. Послушайте русскую песню "Лучина" и скажите, что речь там не о страстном влечении. Да и слово "кончить", синоним оргазма, каждый раз напоминает чуткому уху, в чем мы таким образом упорно тренируемся.

Недавно я слушала концерт Сергея Старостина в "Эрарте". Он был на сцене не один: целых три дядьки в такой одежде, будто они за хлебом в магазин вышли и случайно забрели сюда. А, может, не за хлебом, а со свалки какой возвращались - диковинные инструменты в их руках по виду вполне могли быть найдены там. Ну, разве что кроме одного, который выплясывал со своим контрабасом такое страстное танго, что в конкурсе эротических танцев точно взял бы главный приз. Так вот, практически все их песни - исконные русские - были про смерть. И это было очень, очень красиво и очень живо.span>

Смерть, как рамка, организовывает всю жизнь и ее качество, и судя по тем песням, народ это хорошо понимал. Когда боишься смерти и всю жизнь от нее бежишь - это один стиль существования. Избегающий, так сказать. Когда чуешь ее зов как заманчивый и сопротивляешься ему под девизом "Нет, мы еще тут покувыркаемся" - совсем другой. Как будто погулять вышел, и мама пока не кричит с балкона "пора домой". Можно все трогать, все пробовать, экспериментировать и играть не думая о результате, а наслаждаясь. Ведь это только прогулка, и все это не настолько важно, по сравнению с надежным приютом дома, чтоб всерьез бояться.

Это как любить прекрасную даму в духе Петрарки, посвятить ей всю жизнь, ни разу не совокупившись и даже почти не встречаясь - как бы в ожидании Годо. Можно фантазировать о встрече, готовить ее, выращивать ее всю свою жизнь в ожидании последнего плода, даровать который можно только Богу.

Бояться смерти - значит, бояться жизни. "А чего нас бояться?" - как говорит мертвец в анекдоте про мужика на кладбище. Кстати, про кладбища. Интересно, как далеко зайдет фантазия людская в деле изобретения таких способов аннулировать трупы, чтоб никогда о них не вспоминать и не думать, будто их и нету? Но трупы сопротивляются аннигиляции: спасибо современной химии, теперь они просто не разлагаются. Ааа, хотели выкинуть нас из своих голов? - а фигушки!

Я полагаю, что долгожительство базируется на любви к смерти. Да-да, только любящий смерть может выращивать ее максимально долго! Именно он уделит достаточно внимания заботе о своем теле, чтоб продлить жизнь. Боящийся же ее стремится контрфобически приблизить пугающее: самоубийство, болезни, злоупотребление веществами - все это попытки властвовать над смертью, распоряжаться ее границами, как курсором компа.

Примерно на пятой песне Старостина сотоварищи какой-то мужик из зала закричал: "Тема мементо море раскрыта полностью, давайте что-нибудь повеселее!". А кто-то из троицы ответил: нет ничего жизнерадостнее, чем песни про смерть. А может, и не ответил, может, это просто мне в голову пришло.

Что такое ток?



Вчера у меня была дискуссия с коллегами про "изучение или познание психоанализа". Она напомнила мне одну встречу юности. Мы с другом пили пиво в кафе, к нам подсела женщина в возрасте. Со слезами на глазах она жаловалась, что всю жизнь работает инженером-электриком, но представления не имеет, что такое ток.

Меня тогда поразило, что для нее это не интеллектуальный, а эмоциональный, корневой вопрос, из самой ее сердцевины. Было видно, что она страдает от того, что не может вступить в настоящую связь с электричеством, познать его. При этом с изучением, образованием и эрудицией у нее было все в порядке.

Так что не надо путать изучение и познание - психоанализа, в том числе. Это просто разные типы связи. Изучение изолировано и отстранено от сердца, познание - в библейски-сексуальном смысле и в бионовском, как обучение на опыте - всегда является вопросом самого непосредственного переживания, буквально жизни и смерти.

Я полагаю, что изучение носит идеалистически-юношеский характер, изучающий надеется когда-нибудь узнать о предмете все или, по крайней мере, столько, чтобы заслужить признание авторитетов и получить право на настоящую жизнь. Взрослый же - тот, кто признал, что никогда не узнает всего, остановился в изучении и приступил к познанию, наслаждается незнанием и неопределенностью, со всеми их тревогами и страхами. Он больше не смотрит в рот авторитетам, он поклонился им с благодарностью и пошел дальше.

Сегодня Бог послал мне другого инженера-электрика. Я спросила его, как он представляет себе электричество. Он сказал, что это график: если ток постоянный - это сплошная полоса, если переменный - это змейка амплитуд. Все, как в кино, показывающем смерть как превращение волн в прямую на больничных приборах. Познавать - значит, жить. Изучать - защищаться от жизни.

Странно, - ответила ему я, - а я думала, ток - это огненная река.

О пользе мертвой воды

Люди любят не новости, а старости - пишет Макс Фрай. Они ненавидят новое, и хотят слышать только привычное. Это так - для многих и многих заложников инстинкта смерти.
Инстинкт смерти и инстинкт жизни - одна из самых обсуждаемых тем в психоанализе. Многие ошибочно приравнивают инстинкт смерти к агрессии. На самом деле инстинкт смерти - это стремление к навязчивому повторению, а вот агрессия как раз служит выходу из заколдованного круга, знаменуя собой творчество.
Навязчивое повторение - это защита против зависти. Младенец внутри человека не может перенести своего неравенства с идеальной матерью, поэтому все хорошее в ней, и все новое, что могло бы принести ему лучшую жизнь, отвергается и разрушается. Ведь навязчиво повторяются только плохие сценарии - так человек разрушает идеальность матери и неравенство между ними. И его можно понять - ощущение своей беззащитности, бессилия, зависимости и ничтожности на фоне матери действительно ужасно.
Как я уже писала, учение Фройда вовсе не ново: инстинкт жизни и инстинкт смерти полностью совпадают по смыслу с понятиями добра и зла, Бога и дьявола, ада и рая, мертвой и живой воды. Читая сказки, можно понять, что в мертвой воде есть своя польза. Когда разрубленного на части героя (фрагментированная личность) окропляли мертвой водой, он собирался воедино, то есть, обретал поверхностную целостность личности. И только после последующего окропления живой водой он оживал - обретал душу. Заложники инстинкта смерти - это герои, которых окропили только мертвой водой. И они продолжают без устали выжимать эту мертвую воду из жизни, ничего не ведая о существовании воды живой...
В обращении с такими людьми необходимо прежде всего признать пользу мертвой воды. Понимание ее крайней необходимости - единственный шанс установить душевную связь с ними.

Фройд как мессия

Путь Фройда - яркий пример того, как протест против явления приводит к перекрытию и принятию этого явления. Он начинал как оппозиционер религии, а в конце жизни создал теорию влечений к жизни и смерти, которая точь-в-точь повторяет христианскую концепцию бога и дьявола как основных начал мира. Влечение к жизни суть творчество, к смерти - компульсия - суть пресечение творчества. А где творчество - там и Творец. Еще раньше, у язычников, это учение существовало в образах живой и мертвой воды: мертвая преодолевает фрагментацию (собирает рассеченного на множество частей Ивана-царевича воедино), живая - оживляет.
Религиозная мысль, по крайней мере, это касается авраамический религий, зиждется на противопоставлении идеала и смотрящего на него грешного человека. Это смотрение должно напоминать человеку о непреодолимом неравенстве между ним богом. Покаяние здесь - основной метод исцеления, напоминающий человеку о собственной грешности. Это лекарство против фантазий всемогущества - основного пограничного и психотического  имптома, ввергающего своего носителя в прижизненный ад.
Фройда можно рассматривать как мессию, пришедшего напомнить человеку о грешности его - а викторианской человек настолько стремился к идеалу безупречности, что почти позабыл о своем праве на грех. "Ты прелюбодействуешь в мыслях своих, да еще и с матерью своей", - вот что, по сути, выкрикнул австрийский мальчик голому викторианскому королю.

Не бойся бояться

Есть слова как вода живая и слова как вода мертвая.

Слова "А ты не бойся", как по мне, - одна из самых мертвых вод. Я о ситуациях, когда кто-то решается показать свою уязвимую сторону и признается в страхе, а в ответ ему предлагают не бояться. Ребенок, который боится попробовать что-то новое; юноша, впервые выходящий на сцену; женщина, страшащаяся свидания... Их признание в страхе - драгоценный дар отношений, приглашение к настоящей встрече.

Им отвечают: "Не бойся". Это значит - отстань, это значит - я не хочу видеть твоих чувств, это значит - забудь о себе, откажись от себя, стань удобным, не доставляй мне хлопот.

Единственное, что может спасти эту фразу - добавить в конце "я с тобой". "Не бойся, я с тобой". А впрочем, "не бойся" тогда можно и отбросить.

Не бойся. Не бойся бояться.

Мементо море

Думаю, самая большая и губительная дыра в психологии современной европейской цивилизации - это изменившиеся отношения со смертью.

Мы воспринимаем ее как однозначное зло и не в силах понять лирического героя "Лучины", который просит сырую землю приютить его. Самурая, совершающего сеппуку. Индийских жен, борющихся за право быть похороненными живьем вместе с умершими мужьями.

В этой логике смерть - друг. Смерть - покой, она обещает отдых, подобный пребыванию в материнском лоне. Смирение с жизненными ограничениями делает ее добровольной. Делает кем-то, кого ждут, как в одной из частей "Путешествия Гулливера" или в романе "Перебои в смерти" Сарамаго.

Но для нас смерть - враг. Она всегда насильна, всегда недружественна. Потому приветствуется вегетарианство и идея бессмертного сверхчеловека, потому вытесняется агрессия, которая затем прорывается посредством поведенческих взрывов, потому что природу отменить нельзя.

Я знаю одно - человек начинает по-настоящему жить только тогда, когда смиряется со своей смертностью, когда всем своим существом соединяется со знанием о грядущей кончине. Достойная жизнь зарождается только в этом моменте. И только после принятия жизненного факта смертности можно понять стихи Уитмена о вечном круговороте души в природе, идею реинкарнации, глубинной связи со всем сущим. Там открывается другой мир - гораздо более широкий, глубокий и прекрасный.

Но большинство из нас предпочитают об этом не думать, а разговор о смерти остается одним из самых мощных табу.

P.S.
Добавлю, что именно отрицание смерти создает, на мой взгляд, зависимость и созависимость. Пока человек верит в возможность бессмертия, он ищет того, кто спасет его. И только когда понимает, что никто не спасет его от смерти, может вступить в настоящие отношения с другими как с равными. Смерть - великий уравнитель.

Под впечатлением от суицида Робина Уильямса

Самоубийство Робина Уильямся меня потрясло. Суицид - вообще острая для меня тема: в нашем роду было совершено самоубийство, которое я до сих пор осмысляю. Моя бабушка отравилась в преклонном возрасте.

"Самоубийство - это не преждевременная смерть, как определила бы его медицина, - пишет Д. Хиллман в "Самоубийстве и душе", - а запоздалая реакция замедленной жизни, которая вовремя не трансформировалась".

В комментариях меня иногда спрашивают: а чем плохо жить легко, защищаться отрицанием реальности, смотреть сквозь розовые очки?

А вот этим: как бы вы не откладывали кризис, он все равно наступит. Потому что душа в нем нуждается, она хочет трансформации. И чем дольше откладывается кризис, тем тяжелее будет. Алкоголь, наркотики - демоны Робина - один из способов оттянуть кризис и одновременно поиск мифических сил.

Я очень нуждаюсь в старшем поколении. Я думаю, мы все в нем нуждаемся. Они, старики - наши разведчики в будущем. Они говорят и показывают нам: жизнь прекрасна в любом возрасте, вы, наши дети и внуки, можете идти сюда, как и мы пришли сюда. А когда они бросают жизнь, они бросают и нас. "Я привел тебя в этот мир, но знаешь, кажется, я ошибся" - как будто говорят они тогда.

Я вспоминаю старика из "Верескового меда" Стивенсона - прежде, чем убить себя, он убивает юного медовара. Что-то в этом есть.

Почему-то такая смерть Робина кажется мне предательством. А может быть, я путаю его с бабушкой. В любом случае, я больше не верю терапевту Уилла Хантинга.

Я могу понять чувства, которые приводят человека к суициду. Но я надеюсь, что никогда не позволю себе сделать такого, потому что есть те, за кого я в ответе, кого я привела в этот мир. Я думаю, главное и, может быть, единственное, что мы можем сделать для своих взрослых детей - быть как можно более счастливыми.

Пульсирующий человек, прерывистые отношения

У меня есть мой личный термин - Пульсирующий человек или Прерывистый человек.
Зрелый человек как полноводная река, он течет себе непрерывно и свободно. А Пульсирующий - это горная речка с порогами, ему нужны барьеры.
Пульсирующий человек ищет способы, как сделать свое существование прерывистым, он не выносит непрерывности бытия.У него не хватает на это энергии. Можно сравнить еще с ныряльщиками - опытный ныряльщик может быть под водой несколько минут. Пульсирующий человек за это время нырнет и вынынернет несколько раз.
Самые простые пособы прерывания реальности - алкоголь и сигареты, наркотики, дневной сон, истерика. Запой - это способ прерывать привычное бытие (реальность) надолго. Сигареты и дневной сон помогают разделить на части день. Истерика, скандал позволяют прервать на какой-то срок отношения. И да, отношения тоже могут пульсирующими: сходимся-расходимся, ссоримся-миримся.
Такие перерывы не позволяют развиваться. Для развития нужен долгий цикл. Вот амеба не развивается, у нее цикл жизни короткий. А у человека долгая жизнь, он может переходить со ступени на ступень, все выше и выше. Так же и отношения: если не разбегаться при каждой трудности, можно пережить кризис и выйти на новую ступень отношений.
Есть природные и традиционные способы прерывать бытие. Ночной сон - главный из них. Каникулы, праздники, посты - способы прерывать длинные циклы. Зрелому человеку этого хватает. А незрелому - нет. Он подобен младенцу, который спит много раз в сутки или трехлетке, который нуждается в обязательном дневном сне - реальном, наркотическом или сне измненного сознания, как при истерике.
Если вы обнаружили у себя эти признаки - это не повод для самобичевания. Наоброт, если вы не зрелый - значит, у вас есть куда расти. Главное - признать проблему и создать намерение итдти вперед.

ПС. Мне кажется, что такие перерывы вызваны еще и неприятем смертности. Человек как бы разыгрывает смерть постоянно, как дети разыгрывают травмирующие ситуации, как взрослые неосознанно повторяют сценарии травм. Взрослость - это принятие смерти как части жизни. И тогда разыгрывать смерть не нужно, она уже интегрирована.