Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

О двойных посланиях и работе мозга

Как-то я видела девочку 5 лет, у которой один глаз отодвигался в сторону независимо от другого. Родители показывали ее врачу, тот сказал, что со временем пройдет.

Но я видела, что с ребенком происходит что-то мучительное. Вскоре я имела возможность наблюдать, как бабушка играет с девочкой в странные игры и приказывает ей не говорить родителям об этом, так как родители против этих игр. Сам этот приказ молчать означает, что бабушка понимает порочность таких игр и ведет борьбу за власть над девочкой.

У ребенка нет возможности просто не говорить: ее психика еще не структурирована так хорошо, чтобы иметь разные отсеки для разного содержания. Девочке нужно "дефрагментировать" сектор мозга, который отвечает за память об этом, и это выражается в движении глаза, который как бы отодвигает часть информации в сторону.

Это означает, что нормальное развитие мозга нарушается, как и структурирование психики, и это обязательно отразится на психическом самочувствии девочки. Так из любви к взрослым ребенок повреждает свою психику. Взрослые не готовы обсуждать это на взрослом же уровне, и ребенок становится полем боя между ними.

Кстати, у взрослых тоже вижу этот симптом иногда. Ну, и некоторые другие глазные симптомы с похожим смыслом. Не будем забывать, глаз - это часть мозга, выходящая наружу, так что видимые глазные симптомы напрямую связаны с работой мозга и психики.

Потерять, чтоб обрести

Один начинающий предприниматель, впервые заработав приличные деньги, очень боялся их потерять. Страх сковывал его, не давал действовать свободно, играть в игру бизнеса с удовольствием.

Человек, к которому он обратился за советом, предложил взять и... потерять. Предприниматель так и сделал - оставил бизнес своему напарнику, а сам ушел.

Через три месяца он обнаружил, что заработал за это время столько же, что за весь предыдущий год. Так он понял, что его доход - не случайность, а система. А систему потерять невозможно. Он оброс деньгами, как волосами. А что бывает, когда сбреешь волосы? Просто вырастают новые.

Страх потери - это то, что портит даже самый яркий успех. В начале пси-практики многие из нас чувствуют зависимость от клиентов и боятся потерять их. Это очень мешает терапии, потому что для хорошей терапии нужна наша свобода действий.

Часто именно нарастающее ощущение свободы в контрпереносе говорит о том, что дело продвигается в верном направлении. Но многим приходится многократно терять и обретать заново, чтобы убедиться в стабильности положения вещей.

И только память о том, что жизнь - не хаос случайностей, а цепь причинно-следственных связей (наличие хорошего, последовательного внутреннего объекта), помогает сохранять нужный настрой.

Психоаналитическая психотерапия помогает вырастить внутри такое ощущение, если его нету. А значит - обрести внутреннюю опору, выйти из-под власти страхов и открыться для радости. Велкам. 

(no subject)

Почему психоаналитик не принимает запрос на избавление от симптомов?

Обратимся к аналогии с физическим здоровьем. Официальная медицина сегодня направлена именно на избавление от симптомов. Это приводит к тому, что болезнь еще более углубляется и укореняется в организме.

Возьмем насморк. Что это такое? Это способ, которым организм избавляется от токсинов. Насморк – не проблема, проблема – загрязненность тела изнутри. Например, при очистительном питании или голодании бывает сильный насморк, так как в это время тело очищается. Медицина же предлагает сосудосуживающие капли, которые блокируют выведение ядов, и они накапливаются внутри, порождая заболевания.

Или, скажем, температура при вирусных заболеваниях – от нее вирусы дохнут, как сказал один старый врач. Медицина и фармацевтика предлагает сбивать температуру, что, конечно же, усугубляет болезнь. Принцип удовольствия, царящий в современном западном обществе, гласит, что от всего неприятного надо сразу же непременно избавиться. Но куда девается это неприятное? Оно накапливается внутри, достигая степени ужасного.

Психоанализ не блокирует проявления симптомов, а наоборот, подобно натуропатам, поддерживает выведение «ядов». Все, что изолируется в теле или психике, действительно становится таким ядом, разлагая и загрязняя внутренние среды. То, что внутри, должно выйти наружу – об этом говорит строение наших тел и само желание человека поделиться болью. Лучший метод для выведения наружу – быть в кабинете, лежать на кушетке и говорить все, что приходит в голову. А симптомы еще сослужат нам хорошую службу, исполнив роль путеводной нити Ариадны при погружении в глубины лабиринта.

Мягкое в твердом

Приходя в терапию, многие желают обрести в аналитике мягкую, добрую, понимающую маму. Но мягкой и доброй мама может быть только в руках строгого надежного папы. В психоаналитическом кабинете отец представлен сеттингом. Как устрица может быть хрупкой и нежной только в твердой раковине, так и в кабинете тонкость и мягкость возможны только в строгом сеттинге. Хрупкость и мягкость же необходимы как лучшие структурные состояния для диффузии, то есть, взаимопроникновения психик анализанда и аналитка.

***

Клиент-дизайнер ищет слова, чтобы описать изменение своего состояния в ходе долгосрочной психоаналитической психотерапии (записано с разрешения): "Это будто бы при редактировании фотографии яркость убрали - ну, остроту чувств, а яркость средних тонов прибавили. Как солнце, только не жаркое, которое прям лезет в глаза, а такое мягкое, ласковое. Непонятно, да? Трудно объяснить. Ну, вы знаете, моя болезнь заключается в демиелинизации нейронов - так вот сейчас я прямо чувствую, как мои нейроны покрываются каким-то защитным слоем и я смотрю на все будто изнутри, а не с поверхности, как раньше. Вот. Сейчас я чувствую, что терапия работает".

Восстановление любовной жизни в психоаналитической психотерапии

Опубликовано здесь: https://www.b17.ru/article/86822/

Один из самых частых запросов в психотерапии – неудачи в личной жизни. Невозможность создать пару, или «Венец безбрачия», как это называют в народе. Как правило, в начале терапии клиенты уверены, что их любовная жизнь наладится, как только они получат некое «право» на любовь. Выдать его, видимо, должен психоаналитик, хотя прямо это не говорится – используются, в основном, безличные предложения.

Так как никаких прав аналитик не выдает, клиент начинает злиться и в глубине души считать аналитика жадным высокомерным чудовищем, лишающим его, клиента, смысла жизни. И об этом нельзя сказать прямо – зависть и ненависть, в основном, произносятся интонациями, жестами, состоянием тела. Долгое время клиент вынужден играть роль хорошего мальчика или девочки, скрывая свои истинные чувства, так как считает их разрушительными, и у него есть для этого все основания в его биографии. Кроме того, он надеется, что все-таки подкупит аналитика своим примерным поведением и тот раскошелится на права. Но настоящая трансформация, и шанс на счастливую жизнь появляется только тогда, когда начинает проявляться правда о чувствах. Несомненно, это возможно только после долгого периода испытаний и провокаций, когда психоаналитик смог доказать клиенту, что он надежен и не ответит местью на агрессию, то есть, когда установлен крепкий рабочий альянс.

На самом деле успех в личной жизни человека зависит от того, успешны ли отношения его родителей. Так как успех – оценка совершенно субъективная, то представление об это меняется в ходе терапии. Многолетний брак может быть расценен как неудача, а пара встреч, приведшая к появлению ребенка – как успех. Важно то, «разрешает» ли клиент родителям в его голове соединиться в любовном акте. Если внутренняя свадьба будет допущена – и он сам сможет соединиться с кем-то. Но часто плодотворный родительский акт отрицается и отвергается всеми силами души из неосознанных чувств бессильной ярости, зависти и ревности.

Дело в том, что ребенок, не получивший достаточно симбиоза и диадных отношений с матерью, стремится разъединить родительскую пару и создать союз с каждым из них. Уилфред Бион назвал это «нападением на связь». Человек, разъяренный своей отдельностью, ненавидит любую связь других – в том числе, само мышление психоаналитика, которое представляется плодотворным союзом чувств и мыслей, отцовского и материнского, недоступным для клиента.

Связи внутри себя такими людьми тоже разрушаются – нападение на связь тотально. Так, Рональд Бриттон заметил, что часто люди на кушетке соблюдают либо отцовский принцип гиперобъективности и реализма, либо материнский принцип идеализма и чувств, и не в состоянии допустить их соединения – для них это катастрофа, гибель мира в результате столкновения антимиров, который они бесконечно спасают, разделяя и властвуя.

Инесс Содре в статье «Зависть, ненависть, любовь» анализирует нападение Яго на связь Отелло и Дездемоны. Яго не просто разделяет пару, он мечтает о собственной связи с каждым из пары. И если насчет Дездемоны все более-менее понятно, то попытка вступить в сношение с Отелло ускользает от взгляда.

«Пройдет пусть время. Нашепчу Отелло, что он (Кассио) с его супругой слишком близок. А Мавр открыт, великодушен, верит Он в честность тех, Кто кажется таким. И так же просто за нос, как осла, Его водить… Придумал! Зачато! А ночь и ад На свет приплод чудовищный родят». «Нашептать» - так перевели выражение «abuse Othellos ear». Абьюз – значит злоупотребить, почти синоним изнасилованию. То есть, Яго в своей фантазии насилует Отеллово ухо и от этого рождается чудовищный приплод – план разрушения брака Отелло. Кстати, именно так думают такие клиенты об аналитике – «и так же просто за нос, как осла, его водить»: фантазии превосходства – одна из действенных нарциссических защит, помогающая сохранить самоуважение. По сути, это – идентификация с превосходящим родительским объектом.

Исцеление заключается в полной и безоговорочной капитуляции перед родительской парой. Народные поговорки типа «Не учи отца е…а» и украинская «Не лізь поперед батька в пекло» ясно говорят об этом. Отец и мать – это врата жизни, и эти врата родительской спальни должны быть плотно закрыты. Но так хочется вставить ногу в щель и не дать двери захлопнуться! К сожалению, многие родители, являясь такими же «хорошим мальчиками и девочками», не сумевшими подружиться со своей агрессией и властью, позволяют своим детям вмешиваться во взрослые отношения и тем самым лишают детей будущего счастья в личной жизни.

Клиенты в терапии рассказывают, как им удавалось разъединять маму и папу.

«У меня были секреты отдельно с мамой и отдельно с папой, - рассказывает молодая клиентка. – Мы с мамой ходили в кафе и это был нащ секрет, потому что папа был очень экономным. А с папой мы ходили в кино, когда я была подростком, и я все думала – почему он ходит со мной, а не с мамой? Если в кино была сексуальная сцена, мне было жутко стыдно и хотелось убежать». Любовная жизнь этой женщины на момент прихода в терапию полностью разрушена.

«Мама никогда не могла заставить папу сделать ремонт в квартире. Но когда они развелись, я его быстро уговорила», - с триумфом говорит другая клиентка с трудностями в личной жизни. Когда я предлагаю ей интерпретации, предполагающие хоть какие-то чувства папы к маме, она их отвергает.

«Мои родители развелись, когда мне было 5, - рассказывает молодой человек, проходящий психоаналитическую терапию. – И с этих пор я стал главным мужчиной в маминой жизни, что полностью лишило меня свободы.  Я знаю, что они развелись из-за меня. Они говорят, что нет, и приводят совсем другие причины, но я знаю, что я виноват в этом. Я помню, что как-то утром залез к ним в кровать и вскоре они развелись».

Но разделение может не происходить вовне, а только в фантазии клиента. В процессе терапии он часто открывает совсем иной смысл родительских отношений, допускает существование между ними любви, заботы, внимания, даже в таких поступках, в которых раньше видел только ненависть.

Долгое время таким людям нужно сохранять идею о своем влиянии на пару, так как она подпитывает защитную идею собственного всемогущества. Однако исцеление наступает только тогда, когда во внутреннем мире отец соединяется с матерью, чувства соединяются с мыслями, связи восстанавливаются. Нет никаких быстрых техник, которые могли бы восстановить их. Только длительная, регулярная психоаналитическая психотерапия, в которой можно пройти все стадии внутреннего развития.

Олл ви нид

Все, что происходит в мире -движение к любви. Любовь пытается пробить себе дорогу и наталкивается на сопротивление, подобно цветку, пробивающемуся через асфальт. Поразительно видеть, что мы, люди, ничему не сопротивляемся так сильно, как сопротивляемся любви.

Война, например. Скандал, драка, ссора - это любовь и ее сопротивления. Другой тип сопротивления, ещё более эффективный - притворство, любовь фальшивая. Драка - это хотя бы честно, а тут до правды ещё дойти надо.

Сейчас я вижу терапию как попытку достичь любви. Каждый раз удивительно замечать, как то, что в клиенте раздражало, теперь стало симпатичным, милым - значит, на этом участке он позволил себя любить, мы вместе преодолели одно из сопротивлений.

Мастерство психоаналитика состоит в том, чтобы удержаться вместе с клиентом в терапии до той поры, когда любовь станет возможной. Образно выражаясь, мое дело - заботится о лодке, в которой мы плывем к берегам любви.

И только.

PS У меня появилось пара свободных часов в неделю для работы по скайпу или очно для питерцев. Пишите в личные сообщения.

***

В терапию приходят люди, побывавшие у психотерапевтов и психологов других направлений (как правило, они даже не знают названий). Рассказывают, что занимались со специалистом полгода или год, затем специалист сказал: все, больше не с чем работать, у вас все в порядке, больше встречаться нам не надо.

Они рассказывают мне, что сначала обрадовались: о, у меня все в порядке. Но затем появлялось чувство, что их просто выбросили, отвергли, и понимание, что ядро их проблем осталось нетронутым, даже если некоторые симптомы исчезли.

В психоаналитической психотерапии - по крайней мере, за себя я отвечаю - такое непредставимо. Во-первых, работаю я с человеком, а не с симптомом. Тогда что означает фраза "Работать больше не с чем"? Что человек исчез, его больше нет для меня? А что значит выражение "С вами все в порядке"? Что чувства пациента не имеют значения, терапевт знает лучше?

Скорее всего, в таких ситуациях специалист просто не смог понять и преодолеть свои сопротивления в терапии. Может быть, устал развлекать пациента техниками, их набор истощился и он почувствовал себя беспомощным. А может, испугался повышать стоимость терапии и избавился от пациента вместе со своим чувством страха перед конфликтом, в котором он может почувствовать себя "плохим", и его фантазия всемогущего спасителя будет подвергнута риску.

Долгосрочная, глубинная работа требует от специалиста умения выдерживать неопределенность, в том числе, неопределенность временнУю. А это дело сложное, требующее хорошей проработки в своей собственной психотерапии.

Смотреть в себя

Хороший психоаналитик всегда работает только с собой - со своим сопротивлением и со своим переносом (контрпереносом). Усилия, направленные на понимание себя, своих чувств и своих сопротивлений (конртпереноса), ведут к изменению реакций на пациента, а значит, отношений с пациентом, и в итоге, самого пациента. Так и хороший родитель работает над собой - известно, что дети становятся не такими, какими им говорят быть, а такими, как их родители.

Плохой психоаналитик работает над пациентом. Плохой родитель "воспитывает", то есть, переделывает ребенка, надеясь остаться в своем убежище, не тронутым ветром перемен.

Вообще, главное а нашей работе, на мой взгляд - работа с контрпереносом, честность в признании своих чувств к пациенту, какими бы они ни были, своего участия в происходящем, своей доли ответственности за трудности. Это чудесный инструмент, освоив который, перестаешь так сильно нуждаться в объективных показателях. Чувствительный психоаналитик, хорошо понимающий себя, умеющий видеть свои проекции, может знать, что происходит с пациентом, даже если тот скрывает свои реакции. Потому что об этом психоаналитику говорят его чувства.

Синдром Петрушки: по ниточке, по ниточке ходить я не желаю

Итак, что я хотела сказать о фильме "Синдром Петрушки"? Мне в нем понравился один ход, а именно центральный маневр с куклами.

С самого детства главный герой управляет куклами. Он - бог, царь, кукловод.

Именно так ощущает себя человек с фантазиями всемогущего контроля. Все, что происходит в его ареале, по его представлениям, вызвано им. Это дает ощущение власти, а власть помогает справляться со страхом ненадежности мира. Пока я управляю своими куклами - я могу надеяться, что все будет в порядке. Ребенок перенимает эту фантазию от родителей - они кажутся ему всемогущими, и он идентифицируется с ними.


Конечно, речь идет только о фантазии, в фильме показан внутренний мир героя, то, как он его видит. Жизнь героя на этом этапе кажется какой-то механистичной, и в личной жизни счастья почему-то нет, хотя красавица-жена под боком. Для того, кто находится под властью фантазий всемогущества, жизнь безопасна, но скучна: судьба не может его удивить, чудо не может произойти, бога нет.

Со стороны это может выглядеть, как тонкий садизм. Ведь суть садизма, как писал Эрих Фромм, не в том, чтобы мучить, а в том, чтобы управлять. Садист отказывает другому в существовании воли, в этом его главная черта.

В финальной сцене фильма все меняется: герой встречает огромных кукол, намного выше его самого, которыми он не может управлять, с которыми приходится как-то взаимодействовать, учитывая их собственную волю. Теперь его лицо становится живым: ему страшно и удивительно. Мир дарит нам ощущение чуда только вкупе с риском потери контроля. Остается надеяться, что тот, кто управляет ими, добр и милосерден и просить его о помощи или играть с ним. Так начинается диалог с миром.

Что же привело к такому изменению, к отказу от всемогущего контроя? Куклы взбунтовались - привет, Буратино! Красавица-жена, послушная вначале, переживает горе утраты и позволяет себе злиться и протестовать. На самом деле не совсем ясно, против чего она бунтует, в какой-то момент фильма зритель ворчит: и то ей не так, и это ей не эдак. Но она решается верить своим чувствам, правы они или нет с точки зрения рацио. Она борется - что интересно, не с мужем, а за отношения. И пусть ее называют сумасшедшей и помещают в лечебницу, она остается при своем. Как кажется, ей нечего терять после утраты ребенка. Отчаянье - единственное основание для настоящего бунта. Только дойдя до последнего дна, человек решается на такое. Как говорится, нам нечего терять, кроме своих цепей.

В общем, фильм для меня - отличная иллюстрация тех процессов, с которыми часто приходится иметь дело в работе, и которые трудно разглядеть со стороны. Потому и ценны такие иллюстрации.

ПС: я знаю, что фильм не похож на книгу-первоисточник, что многих он разочаровал этим. Давайте воспримем и обсудим его как отдельное явление и сосредоточимся в обсуждении на психологических нюансах. Велкам.