Юлия Тимофеева (arhetip_v) wrote,
Юлия Тимофеева
arhetip_v

Category:

Наши дети сходят с ума от того, что им некого больше хотеть

На днях мне пришлось слушать одну женщину - ну, сама бодрость и позитив. Тон героический, улыбка - голливудская, девиз - всегда!

Мне обычно тяжело переносить маниакальщину рядом, и тут тоже я стала чувствовать, что с каждым ее словом я все больше увядаю, а желание покинуть это пространство нарастает.

Интересно, что другие участники разговора ее поддерживали и хвалили - как-то у нас принято вообще поддерживать такой тип поведения. Мои чувства сильно контрастировали с настроением окружающих, и это меня стало напрягать.

Затем случилось так, что женщине пришлось сознаться: у ее взрослого сына большие проблемы с душевным состоянием, и недавно он пытался уйти из жизни. Тут все встало на свои места - вот чьи чувства я уловила.
И знаете, это буквально правило - рядом с маниакальным человеком кому-то обязательно хочется повеситься.

Далее женщина рассказала, как незадолго до попытки самоустранения они с сыном здорово развлекались и веселились вдвоем. И как-то сразу стало ясно, что отношения с сыном носили психологически-инцестуозный характер.

А вы знаете, как архаический человек вел себя, когда нарушал табу? Он просто ложился на землю и умирал. Сам. Внешний палач не требовался. Современный человек любит льстить себе, что сильно отличается от архаического, но это, увы, не так. Когда главное табу нарушается, он считает нужным умереть.

Что самое страшное - он сам не знает причин, по которым ему плохо. И мать его не знает. Все происходит во тьме, и маниакальщина - то есть, отрицание действительности, - как штора блэк-аут, предупреждает любое проливание света на эту инцестуозную ситуацию. Мы свободны!, - кричат современные люди; мы пойдем на митинг отстаивать свои права, - а потом хлоп - и казнят себя. Потому что не видеть архаического человека внутри себя - опасно и недальновидно.

Я б, наверное, не рассказывала вам эту историю, если б явление не встречалось просто сплошь и рядом. Разведенные - официально или при номинальном присутствии тела мужа, который мужем не является, а является кем-то вроде домашней собачки, - мамы фактически живут с сыновьями, этими самыми лучшими, самыми надежными спутниками, вечными возлюбленными. И, кстати, фактическая географическая дистанция между матерью и сыном не всегда выступает надежной преградой для их романтической связи. Сын может жить за тысячи километров. Но мелкие знаки любви - интимный разговор по Скайпу, денежные подарки матери (при живом муже? Зачем?) создают какое-то ощущение извращения.

Сыновья пытаются сопротивляться - кто-то под прикрытием шизофрении перестает мыться и пытается отпугнуть мать вонью, кто-то развивает агрессию, пугает мать убийством - но матери не слушают, не пугаются, не отступают на предложенную дистанцию - о нет, они спасают, они еще больше заботятся, они лечат, и для этого придвигаются еще ближе. У сыновей не остается других вариантов, кроме смерти: это единственная дистанция, которую матери, как они надеются, не удастся нарушить. Извечное чувство вины перед матерью, этот наш всеобщий первородный грех, создает мощное сопротивление их сопротивлению. Дети готовы служить родителям вечно, пока сами родители не освободят их - это поразительное, печальное и благородное явление, которое не всякий видит.

И еще печальнее, может быть, то, что мать действительно не в силах отказаться от своего сына. Он, как наркотик, манит ее легкостью, доступностью, надежностью. Для многих женщин это первый человек, который их по-настоящему, безусловно, любил. Ну как, как от такого отказаться?!

Только Отец может разъединить эту пару. Муж. Внутренний отец. Отец всевышний. Почему же этого не случается? Почему реальные отцы этих сыновей так легко ломаются под натиском жен? Почему не отстаивают свою роль буфера между сыном и матерью, между сыном и Адом? Почему не становятся защитниками - и жен, и сыновей? Почему, в конце концов, не срабатывает их собственнический инстинкт - отстоять свою бабу и свой дом? Тому есть свои исторические и психологические причины. Ясно одно: теперь он не Отец, он Папа. А папа - это кто-то вроде второй мамы. Вот и получается: две мамы, и ни одного отца.

Где выход? Не знаю. Единственное, что я могу сделать - описать это. Я утверждаю, что во всех ситуациях шизофрении и химических зависимостей можно обнаружить инцестуозный корень. Наши дети сходят с ума от того, что им нечего (некого?) больше хотеть (БГ).

Tags: Защиты, Игры в которые играют люди, Миф, Навь, Общество, Понятная типология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments