November 10th, 2013

Переписывая себя

"В лечении нуждалась история жизни пациентки, а не сама пациентка: ее историю надо было заново сочинить" Дж. Хиллман, "Исцеляющий вымысел".

Недавно беседовала с интересным человеком, увлеченным историей. Он страстно рассказывал мне о о фактах подлога и обмана в истории. Основной его целью - неосознаваемой, конечно, - было разоблачение. При этом по его возбуждению и волнению, по попыткам остановить самого себя в своих излияниях и отругать за излишнюю эмоциональность я отчетливо видела, что внутри разгорается конфликт. Будто все его субличности, сидевшие до того смирно по своим комнатам, вышли в общую залу и пустились в жаркий спор. Он убеждал меня, что вся история - брехня, и в то же время я видела в его глазах сомнение. Он несколько раз повторил слова о неадекватности: лучше не спрашивать его об истории, а то его понесет; если он сообщит мне все факты, то я могу сойти с ума; когда он начинает рассказывать об этом людям, они крутят пальцем у виска. Постепенно я поняла, чего он от меня хочет: его ум знал факты, но сам он себе не верил. Он искал подтверждения, что он прав, и что история может врать. Он убеждал других, чтоб убедить себя. Он запутался в реальностях и хотел, чтобы кто-то заземлил его, подтвердив его правду.
Я стала размышлять: факты и подробности истории бесконечны, и все их не охватить. История - это миф, попытка человека обобщить свой опыт, осознать себя через рассказ о себе. Ведь человечество - это его история. А личность - это биография. Есть миф человечества, есть личный миф каждого человека. А миф - это не правда и не ложь, это особая внутренняя реальность.
Этот любознательный человек нуждался в том, чтобы кто-то признал его внутреннюю реальность, как нуждаются в этом мои клиенты в кабинете. Они приносят мне свои истории и я принимаю их на веру, независимо от того, кажутся ли они достоверными, потому что критерии объективной правды не применимы к индивидуальной внутренней реальности. Они просят меня увидеть их миф и, возможно, стать одним из его героев. Они знают две версии биографии: официальный родительский вариант и диссидентский свой, внутренний, сакральный. Они настаивают на своей версии и сами себе не верят. Они не знают, какая реальность реальна и потому кажутся себе неадекватными. Признавая их внутреннюю историю, видя, а значит, подтверждая их реальность, психоаналитик говорит им, что они существуют. Возможно, впервые они чувствуют себя живыми и имеют возможность разделить свою реальность с другим, ведь большинство людей в быту отмахиваются от таких фантазий, защищая себя от "схождения с ума", как верно заметил мой собеседник: многие люди действительно теряют голову, когда привычный шаблон реальности вдруг превращается... превращается...
В ходе терапии признанная обоими участниками история\биография начинает видоизменяться. Клиент сам начинает переписывать ее. Вдруг оказывается, что клиент жил вне семьи не много лет, как это звучало сначала, а провел там только одни каникулы. Что папа не регулярно бил маму, а однажды толкнул ее в пылу ссоры. Что мама не обвиняла дочь во всех своих страданиях, а просто странно смотрела на нее порой. Начинает меняться и представление клиента о себе как об участнике событий. Оказывается,что он не был страшным агрессором, разрушающим близких, а просто баловался, как балуются все дети. Что в ситуации попытки насилия он не был полностью беспомощной жертвой, а активно защищал себя, призывая на помощь криком. Что брат садировал его не только потому, что является садистом изначально, а потому, что клиент провоцировал его. О прогрессе говорит факт перемещения самого клиента из тени в центр событий, из пассивной позиции - в активную, из жертвы судьбы - в автора жизни.
В итоге мы получаем совсем другую историю. Меняется история - меняется личность. И я не знаю другого столь же радостного и плодотворного творческого процесса, чем это переписывание мифа.

Страх сумасшествия: истоки и причины

Страх сойти с ума, ощущение своей неадекватности - одна из самых распространенных клиентских жалоб. Это мучительное ощущение связано с фантазией своей отгороженности от людей, своей чуждости, непричастности к обычному человеческому миру.
Если считать, что объективной реальности не существует - а я склонна считать именно так, - то наша жизнь является суммой реальностей субъективных. Чувство адекватности означает, что его носитель способен разделить свою субъективную реальность с другими и почувствовать себя частью человечества. Сумасшествие - это изоляция: никто не может разделить внутреннюю реальность "психа".
Причины такого самовосприятия могут быть очень глубокими, из самого раннего детства. Но некоторые факты лежат на поверхности. Так, девушка считала себя неадекватной, потому что мама всю жизнь при каждой попытке девушки отстоять свое мнение говорила "Ты что, ненормальная?!", а папа при первых признаках невроза советовал взять инвалидность по психическому заболеванию и жить на пенсию. То есть, родители активно подтверждали и приветствовали ее ненормальность.
После того, как в терапии девушка стала воспринимать родителей более реалистично и образ божеств сменился пониманием их обычной человеческой природы, ее озарил ряд инсайтов. Мама просто проецировала на нее свою собственную ненормальность, отстаивала свою власть на дочерью, защищалась от информации, которая могла выбить ее из колеи. Папа просто очень любил халяву и всегда боролся с государством, так что инвалидность дочки означала бы для него "Ага, мы их все-таки провели!".
Конечно, после этих открытий страх сумасшествия ушел не сразу. Но это стало началом пути к освобождению.