December 25th, 2009

Мечта о волосах

Меня занимают вопросы полоролевой идентичности. Вокруг полно женщин, которые женщинами не являются, и мужчин, которых сложно называть мужчинами. Многие считают, что в этом нет ничего страшного. Но человек с не сформированной половой идентичностью страдает - в глубине себя он не может причислить себя ни к женщинам, ни к мужчинам, а положение "между" и "нигде" мучительно.
Было время, когда феномены вроде зависти к пенису и страха кастрации казались мне лишь теоретическими конструктами, не имеющими отношения к реальности, или же метафорами. Пока я не стала вычленять в рассказах клиенток и знакомых странные эпизоды с особым смыслом. Именно падение в детстве на забор в положении "ноги врозь" считает причиной своей фригидности Дама №1. Именно ассиметрию больших половых губ, которая сформировалась в результате забытой детской травмы считает причиной неудач в личной жизни Дама №2. Именно свои занятия спортивной гимнастикой на турнике и постоянное травмирование гениталий вспоминает Дама №3, страдающая сильными эмоциональными недомоганиями во время ПМС. Что это за травмы и почему несущественные повреждения внешних половых органов виновны в явлениях, распространяющихся практически на весь организм? Это и есть так называемые ложные воспоминания о кастрации, о которых писала Карен Хорни. В глубине бессознательного лежит мысль: раньше я была мальчиком, но из-за травмы лишилась пениса и теперь несчастна. Всем троим Дамам присуща мужская социальная позиция, стремление к конкуренции, мужеподобный внешний вид (чересчур, нарочито  женственная внешность тоже встречаются в таких случаях).
Эти феномены не лежат на поверхности и докопаться до них нелегко. Обычно женщина просто страдает эмоционально, из-за соперничества с мужчинами (которого она может и не осознавать) личная жизнь у нее не складывается. Она любит рассказывать, что в детстве предпочитала компанию мальчишек и не играла в куклы. Она охотно признает, что мужчины умнее женщин и втайне, а то и открыто, презирает своих подруг по половой принадлежности. Она всегда в джинсах и часто коротко стрижена. Когда психотерапевт помогает ей добраться до вопросов ее половой идентичности, ей вдруг начинают сниться длинные волосы на ее голове. И  чувство, которое она переживает во сне от обладания роскошными волосами, она сравнивает с оргазмом...