?

Log in

No account? Create an account

Сериалы как явление возникли довольно давно. Мыльные оперы стали популярными еще в 30-х. Но качественный сериал, нашедший себе устойчивую форму, появился совсем недавно, буквально в последние годы.

Я говорю о формате, стихийно сложившемся в последнюю пятилетку - циклы примерно по 10 серий, как правило, около 3 сезонов. "Фарго", "Вершина озера","Настоящий детектив", "Оставленные".

Меня всегда интересует - что было мотивом для создания того или иного продукта? И что говорит нам этот продукт о нашем времени? Мне кажется, сериалы появились для того, чтобы мы могли не расставаться с полюбившимися героями фильма. Вы знаете это чувство, что возникает у нас при просмотре финальных титров хорошего фильма - эх, как жалко, хочу еще? Создатели сериалов будто идут нам навстречу и дают добавки.

Расставание предотвращается или затягивается. И это вполне соответствует происходящему в семьях - сепарация, или иными словами, вылупление молодых людей из семьи, все чаще либо надолго откладывается, либо вообще не наступает. Кто первым начал - не знаю: то ли сериалы провоцируют и поддерживают изменения в общественном устройстве, то ли, наоборот, отражают.

Любой психоаналитик скажет вам, что эта самая сепарация-индивидуация - единственный инструмент развития. Собственно, психо-сексуальный или эмоциональный рост личности и есть последовательная сепарация, шаг за шагом. Иными словами, именно работа горя при расставании с важными людьми создает то неотъемлемое внутри человека, что никогда не исчезнет, и таким образом формирует его зрелость. Или еще иначе: личность создается нехваткой. Сериалы же, как мамка-наседка, моментально устраняют любую нехватку дитяти, не давая ему пережить противоречивые чувства, которые могли бы расширить объем его души и таким образом сделать его великодушным, то есть, взрослым.

А если даже не моментально - то все же оставляют ему обещание, как Карлсон: он улетел, но обещал вернуться. Никогда не знаешь, будет ли еще сезон любимого сериала. Как это отличается от окончательного решения покинуть отчий дом в прямом и символическом смысле! Обряд инициации в архаическом обществе носит необратимый характер: один человек умирает, на его месте рождается другой, с другим именем и не имеющий матери. Зачем это нужно? Чтобы иметь возможность построить свой дом и свой мир. Именно поэтому подростков и юношей так привлекает пост-апокалипсис: "Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим, —
Кто был ничем, тот станет всем". Каждый молодой должен устроить революцию. Но если в древнем обществе старшие были согласны с инициацией и сами устраивали ее для отпрысков, то нынче они ей сопротивляются как могут. А детям так жалко родителей, что они просто не могут решиться так жестоко их ранить. В итоге кошке режут хвост по частям и ситуация превращается во взаимное мучительство, часто на всю жизнь.

И как часто второй-третий сезоны превращаются в жалкое зрелище - точно как мать взрослого сына, пытающаяся играть в старые игры, отрицающая ход времени. В общем, лучше б я не смотрела 2 и 3 сезоны сериала "Оставленные"* - попрощавшись с ним после 1 сезона, у меня остались бы намного более хорошие воспоминания. А эти воспоминания и есть - хороший объект внутри нас, который нам строить и жить помогает. Строить и жить в своем, а не родительском, мире.

Бегущий по лезвию 2049: прощание с детством


Остановлюсь на новом фильме с Райаном Гослингом: еще свежи впечатления. Не знаю, что такого в этом актере, но на него всегда интересно смотреть. А в этой роли - особенно. К нему присоединяешься и переживаешь вместе с ним все происходящее.

Хороший сценарий, по мне, состоит из действий и планов. Диалоги не включают в себя разговоров о чувствах (для этого есть книги или даже статьи). Эти чувства видны на лицах, в поступках, они пронизывают фильм, создают его фон, подложку, атмосферу, но не помещаются в центр внимания. И именно таким образом в нем оказываются.

Чувства и дети - явления примерно одного порядка. Оба феномена рождаются внутри нас, затем мы выпускаем их наружу, и часто стыдимся их. Кто хорошо заботится о своих чувствах - тот хорошо заботится и о детях. Какой вы родитель своим чувствам? Как вы с ними обращаетесь? Дети - и есть воплощенные чувства родителей.

Картина, где чувства помещаются в центр внимания и подробно обсуждаются, напоминает мне наше детоцентрическое общество. Да, нам нужно пройти этап освоения своих чувств - этим мы и занимаемся в пси-кабинетах - но необходимо помнить, что это только этап. Знания о своих чувствах необходимы нам не для того, чтобы бесконечно говорить о них, а для того, чтобы понимать других. Выход из детоцентризма - это выход из эгоцентризма. Как по мне, "детская болезнь" - это и есть незнание о существовании следующих этапов, и это главная гуманистическая катастрофа современной европейской цивилизации. Он губителен и для взрослых, и для детей, и для всей структуры отношений в целом.

Так вот, "Бегущий по лезвию" им не страдает. Более того - это фильм именно о прощании с ним: и эта тема исподволь раскрывается как в скромном, каком-то смиренном образе героя Гослинга, наполненного чувствами, но молчащего о них, так и в самом сюжете. Весь фильм он лелеет мечты, что искомый уникальный ребенок человека и робота (практически сын бога) - он сам. Но оказывается - нет, не он.

Это нужно пережить каждому на пути взросления. Но не каждый готов это принять. Быть взрослым значит сказать себе: теперь главный герой - не я, а он - ребенок (выход из героического мифа, как назвали бы это юнгианцы). А я - свидетель, наблюдатель его жизни. Ребенок нуждается в том, чтобы "за ним смотрели". Мы постим бесчисленные фото в инстаграме со сценами своей жизни исключительно с этой целью - найти свидетеля, заставить "родителя" смотреть на себя. Это говорит о том, что необходимые отношения такого типа не сложились в свое время: родитель, очевидно, не смог быть свидетелем, не мог вернуться из своего собственного героического похода. Не мог стать хором для нового героя.

А персонаж Гослинга - смог. Он соединяет отца с новоявленным Иисусом в женском теле, и смиренно остается на задворках истории.

Испытывает ли он в этот момент зависть, печаль, смертельное разочарование? А может - облегчение, восторг, счастье единения с миром? Или и то, и другое вместе?

Он никому не скажет. Об этом узнает только снег, ощупывающий его лицо, подобно слепцу.

Свиделеть умер, да здравствует Свидетель.


Я психоаналитик. И это - мой профессиональный журнал. Моя картина мира, помимо психоанализа, включает многое из других направлений психологии, философии, духовных практик. Приглашаю всех, кому интересны глубины человеческой души и созидание своей жизни.
Как-то я видела девочку 5 лет, у которой один глаз отодвигался в сторону независимо от другого. Родители показывали ее врачу, тот сказал, что со временем пройдет.

Но я видела, что с ребенком происходит что-то мучительное. Вскоре я имела возможность наблюдать, как бабушка играет с девочкой в странные игры и приказывает ей не говорить родителям об этом, так как родители против этих игр. Сам этот приказ молчать означает, что бабушка понимает порочность таких игр и ведет борьбу за власть над девочкой.

У ребенка нет возможности просто не говорить: ее психика еще не структурирована так хорошо, чтобы иметь разные отсеки для разного содержания. Девочке нужно "дефрагментировать" сектор мозга, который отвечает за память об этом, и это выражается в движении глаза, который как бы отодвигает часть информации в сторону.

Это означает, что нормальное развитие мозга нарушается, как и структурирование психики, и это обязательно отразится на психическом самочувствии девочки. Так из любви к взрослым ребенок повреждает свою психику. Взрослые не готовы обсуждать это на взрослом же уровне, и ребенок становится полем боя между ними.

Кстати, у взрослых тоже вижу этот симптом иногда. Ну, и некоторые другие глазные симптомы с похожим смыслом. Не будем забывать, глаз - это часть мозга, выходящая наружу, так что видимые глазные симптомы напрямую связаны с работой мозга и психики.

(С)Трах одиночества

Природа не терпит пустоты, и свято место пусто не бывает. Удивительно, но в каком-то смысле мы никогда не остаемся одни.

Когда с нами хороший объект - мы счастливы, а когда он покидает нас - мы воспринимаем это как присутствие плохого объекта (шикарная идея Уилфреда Биона). Уходит Хороший партнер - на его месте тут же возникает воображаемый Плохой.

Одиночество-Сука (как хорошо спела одна певица) - это жестокий, равнодушный и ненасытный сексуальный партнер.



Чтобы не оставаться с ним наедине и избежать садистического "секса", мы стараемся всегда оставаться вместе с кем-то, кто может защитить нас от нежелательной интимной встречи.

Именно этим обоснован (с)трах одиночества.
И порой именно поэтому люди часто остаются с так-себе-партнерами годами - чтобы избежать гораздо более пугающей альтернативы.

Отношения с одиночеством - это зона без прав и третьих лиц. Вы не можете подать в суд на Суку-Одиночество, хотя оно, бывает, насилует похуже маньяка. Бесполезно ходить на митинг против него и подписывать петиции. Единственный выход - выстраивать с ним отношения. Превращать. Долго, трудно, через невозможность и бессилие.

И знаете, есть люди, которым это удалось. В итоге они получили не только благожелательные отношения с одиночеством, но и знание о своей творческой силе: превращать плохое в хорошее, уголь - в золото, камень - в живое сердце. Больше никакого (с)траха. Лишь нежный любовный акт в минуты встреч.

Только теперь можно переходить к отношениям с людьми. И делать в них то же самое.

Черное молоко безумия

Можно любить молоко, но ненавидеть маму, от которой зависит - дать его или не дать. Можно любить благо, исходящее от человека, но ненавидеть его за способность распоряжаться благом по своему усмотрению. Как часто наше "люблю" означает "хочу твое молоко".

"Дети" стремятся запутать носителя блага, свести его с ума, лишить способности ясно мыслить, чтобы воспользоваться этим и получить благо в свое распоряжение. Долгая и утомительная борьба за контроль над благом в хорошем случае приводит к пониманию, что разум благо-носителя не разрушим, и придется строить с ним отношения, смирившись с ограничениями.

Это приводит к благодарности - состоянию, когда осознаешь факт передачи блага как подарок и рад, что подарили, хотя могли и не дарить. В этот момент вчерашний "ребенок" сам становится носителем блага и способен дарить его другим. Наступает благодать.

А уж если удалось свести дарителя с ума и захватить благо - придется вечно пить молоко безумия, и поражаться: я все пью и пью, а мне все хуже и хуже...


Из марка - в благость

Ведическая классификация уровней развития личности на Тамос (мрак), Раджас (страсть) и Саттву (благость), на мой взгляд, идентична психоаналитическому делению на психотический (оральный), пограничный (анальный) и невротический (генитальный) мир.

Психотический мир поистине - мрак. Прежде всего, из-за полной невозможности различать добро и зло, то есть, иметь опоры и ориентиры. Это незрячесть, блуждание впотьмах.

Пограничный мир наполнен страстью, - явной или скрытой: наверное, каждый пси-практик имел с этим дело. Страсть обусловлена амбивалентностью влечений: где страсть - там и страх, недаром эти слова так похожи. Любовь похожа на борьбу, дружба - на конкуренцию.

Состояние благости - это мир разрешенного эдипального конфликта. Мир после капитуляции. Борьба закончилась, пришлось признать поражение. Наука проигрывать приносит смирение и силу, которая за ним скрывается. Ведь кто не проигрывал - тот не может и выигрывать.
</p>

Главное открытие благости в том, что за благо не надо бороться с другим, потому что оно - общее. Если в страсти мы думаем, что получая благо, мы отнимаем его у близкого, то в благости приходит знание: мое благо и благо близкого - одно и то же. Помогая ему - я помогаю себе.

Именно это приносит мир в душу. Появляется способность к тонкости, нежности, уязвимости, простоте. Идеал йогов - это тонкость, совмещенная с силой. А иначе и не бывает - пока мы слабы, нам приходится быть грубыми...

Когда успех - враг

Многие люди избегают достижения своих целей и исполнения желаний, потому что от этого их раздувает в грандиозность. Когда им что-то удается, они становятся огромными, как целая планета и непригодными для нормального человеческого мира, то есть, космически одинокими.

В своем неудачливом состоянии они тоже подспудно знают о своем величии и всемогуществе, но его, по крайней мере, можно скрывать от окружающих, чтобы быть ими принятыми. А стоит только наклюнуться успеху - все, ужас: им грозит разоблачение, и все узнают, что они - с Олимпа.

А что сделают окружающие, когда увидят рядом с собой бога? Возможно, захотят обкарнать ему бока, чтобы встроить в свою жизненную систему. Они станут пределами для бога, а ведь бог может быть только беспредельным. Страх кастрации - это боязнь обрезания своих крыльев, рогов и нимбов.



Парадоксально, но факт: самые скованные и стеснительные люди могут носить в себе самые всемогущественные фантазии. А удачливые и многого достигшие могут быть очень человечными и по-настоящему скромными.

Поэтому путь к достижению своих целей - это не аффирмации "я успешный", "у меня все получается", а проработка своих грандиозных фантазий в качественной глубинной психотерапии.
Важно понимать разницу между отрицанием и вытеснением.

Вытеснение - это забывание. Это когда вы хорошенько вспомнили, переварили и смогли отправить в архив. Значит - есть место новому.

А отрицание - это когда вы не можете вспомнить, а потому и забыть не можете. И значит, новому - некуда втиснуться.

Вот и бродит призрак, застрявший между мирами, преследует добрых людей предчувствиями, наваждениями и симптомами.

Помните леди Макбет Мценского уезда, мучимую призраком-котом? А тень отца Гамлета? А Кентервильское привидение? Все призраки хотят одного: чтоб их увидели и разгадали загадку их судьбы. Тогда они смогут спокойно уйти в архив.


Народная традиция предлагает то же самое: 40 дней усиленно думай о потерянном, переживай печаль. Носи траур, чтоб окружающие не мешали тебе сосредоточиться на своей работе горя, а то и помогали плакать и страдать. И затем - отпусти. Уйдет в архив - вернется новорожденным.

Наша работа - превратить отрицание в вытеснение. Мой кабинет - место переговоров с призраками.

Потерять, чтоб обрести

Один начинающий предприниматель, впервые заработав приличные деньги, очень боялся их потерять. Страх сковывал его, не давал действовать свободно, играть в игру бизнеса с удовольствием.

Человек, к которому он обратился за советом, предложил взять и... потерять. Предприниматель так и сделал - оставил бизнес своему напарнику, а сам ушел.

Через три месяца он обнаружил, что заработал за это время столько же, что за весь предыдущий год. Так он понял, что его доход - не случайность, а система. А систему потерять невозможно. Он оброс деньгами, как волосами. А что бывает, когда сбреешь волосы? Просто вырастают новые.

Страх потери - это то, что портит даже самый яркий успех. В начале пси-практики многие из нас чувствуют зависимость от клиентов и боятся потерять их. Это очень мешает терапии, потому что для хорошей терапии нужна наша свобода действий.

Часто именно нарастающее ощущение свободы в контрпереносе говорит о том, что дело продвигается в верном направлении. Но многим приходится многократно терять и обретать заново, чтобы убедиться в стабильности положения вещей.

И только память о том, что жизнь - не хаос случайностей, а цепь причинно-следственных связей (наличие хорошего, последовательного внутреннего объекта), помогает сохранять нужный настрой.

Психоаналитическая психотерапия помогает вырастить внутри такое ощущение, если его нету. А значит - обрести внутреннюю опору, выйти из-под власти страхов и открыться для радости. Велкам.